"ИКС", "ИГРЕК", "И" с птичкой



"ИКС", "ИГРЕК", "И" с птичкой

Прежде чем прочитать эту книгу, возьмите карандаш и бумагу и поставьте рядом три буквы латинского алфавита, вынесенные мною в заглавие предисловия. Прочтите, что у вас получилось. Прочли? Теперь смело в бой! Страницу за страницей...

Итак, мы получили еще одну книгу, которая вызовет ожесточенные споры, как в частной беседе, так и в официальной полемике. Опять мат! Сколько можно! И т.п.

Я не призываю читателя непременно пользоваться матюгами "ежеминутно, ежечасно, всемирно и в массовом масштабе"... Кажется, так говаривал В. И. Ленин, правда, по другому случаю. Но я и не сторонник выхолащивания языка до такого искусственного состояния, когда при слове "жопа" человек будет падать в обморок, как любит говорить мой друг В. М. Владин. В конце концов, неприятие мата в обществе - это всего лишь условность, и люди ее сами себе придумали. Замените нецензурное значение женского полового органа на какое-нибудь другое, например на "хлюпа", придайте ему неприличный смысл, внедрите это в умы подрастающего поколения, и через двадцать лет слово "хлюпа" тоже нельзя будет произносить в обществе.

Л. Н. Толстой, если не ошибаюсь, в своем творчестве лишь однажды употребил слово "говно", да и то через "г" с точками. Лев Николаевич великий писатель и "зеркало русской революции". Юз Алешковский, если не ошибаюсь, в своем творчестве два раза обошелся без мата. Алешковский замечательный писатель и зеркало русского "разговорного" языка.

Иосиф Раскин попытался собрать и обобщить нецензурные и околоцензурные анекдоты, касающиеся очень маленького и одновременно очень большого периода нашей с вами жизни.

Я убежден в истинности выстроенной мною модели. Вот она. Представим себе, что вся наша цивилизация погибла. Ничего не осталось. Ровным счетом ничего. Пронеслись тысячелетия, возникла новая цивилизация, и ученые, преодолевая один археологический слой за другим, натыкаются на закупоренный сосуд, в котором обнаруживают странные письмена, относящиеся к нашему времени. Ученые расшифровывают эти письмена, и выясняется, что находка есть не что иное, как собранное когда-то каким-то добросовестным чудаком типа начальника этой книги несметное количество анекдотов. Убежден, что только по этим анекдотам уже можно будет составить полное представление о нашей жизни во всех ее областяхкультурной, политической, духовной, медицинской, лагерной...

Но теперь представьте, что тот самый чудак - собиратель анекдотов - в жизни своей был чистоплюем, "цирлих-манирлихом" и вышепридуманной мной "хлюпой в незабудках". И он, видите ли, заменил все "суровые" слова эвфемизмами Думаю, что ученые, обнаружившие эту галиматью, никогда бы ее не расшифровали и ни разу бы не улыбнулись. Из песни, а тем более из анекдота, слова не выкинешь.

Господа! Мы много лет подряд заменили жизнь имитацией жизни. Давайте не будем подменять язык имитацией языка. Давайте признаем, что наша необъятная страна много лет подряд жила по законам "зоны" и была по сути своей одной большой, отдельно взятой необъятной зоной. Давайте, наконец, поверим в то, что вожди наши между собой перебрасывались и, я уверен, с удовольствием перебрасываются матюжком, чтобы понятней было, потому что в зоне и у заключенных, и у надзирателей один язык. И надо признать, что мат обладает огромным эмоциональным зарядом и является неотъемлемой, хотя часто и неловкой частью нашего великого, могучего, как говорил Иван Сергеевич Тургенев...

Говорят, что мат - это орудие интеллигенции (в отличие от булыжника пролетариата), что в настоящей русской деревне мат не принят. Встречал я разных интеллигентов - и матерщинников, и тех, что падали в обморок не только от слова "жопа", но и от слова "попа". Встречал я изысканных матюгал - прекрасных и чистейших людей. Встречал я и "интеллигентов" - выдающихся мерзавцев и нелюдей. Бывал я в деревнях, где разговаривают на языке, свободном от мата. Бывал и в таких деревнях, где без мата не произносится ни одно предложение, и мат не считается неприличным.

Одно могу сказать. Не следует стыдливо натягивать юбчонку на коленки, коль вы пришли за помощью к венерологу. И еще. Мыслимо ли, выехав отдохнуть на природу, весь день проходить в костюме, в галстуке и в мокасинах, ни разу не раздевшись и не пробежавшись босиком по чистой земле, даже и вляпавшись в коровье дерьмо?

Эта книга - это наша жизнь и наш уникальный юмор, который нас возвышает и помогает выжить, как сказал 3. С. Паперный. И дай Бог здоровья и денег автору на вторую, на третью, на десятую книгу подобного рода. Ведь это в какой-то степени энциклопедия нашей жизни...

А если, уважаемые читатели, вы не согласны, то смело можете послать и автора книги, и автора предисловия на те три буквы латинского алфавита с птичкой... Мы не обидимся.

Аркадий Арканов, писатель.